Тайна: мужская магия

Мужская магия Кузнеца

— Быть в огне, да не обжечься, это про кузнеца сказано, — говорила баба Катя, борясь с брызгами, несущимися с толстой чугунной сковородки, на которой она готовилась печь духмяные, самые вкусные в мире блинчики. — Хошь, байку про Кузнеца расскажу?

И рассказала. Но друзья, уже не помню, какую. Потому привожу, как мне кажется, похожую по смыслу, прочитанную мною в сборнике мифологических рассказов.
Мужская магия кузнеца

— Кузнец из Муши сам рассказывал матери Аринки такой случай. К нему постоянно приезжают подковывать лошадей. Иногда он, подковывая, видит, что это не лошадь, а человеческие... лошадь такая всегда страшно неспокойная. Вот раз подъехала к нему тройка. Мужик — ямщик-то — знакомый, а лошадей-то таких он у него не видел. Стал кузнец ковать, да и видит, что ноги-то человеческие, да и узнал у одной лошади ноги мужика из своего села, который запился. Кузнец ни жив ни мертв, лошадь брыкается, шипит, свистит, ямщик хохочет да хлопает в ладоши и посматривает на кузнеца. Тот и не помнит, как подковал. Этот, случай он вспоминал постоянно...


Как я поняла и что запомнила, магия Кузнеца была непохожа на магию Пастуха или Мельника. Тут, скорее, было родство с магией Гончара, так же связанного со стихией огня.

Все приёмы обработки металла тщательно берегли и передавали от отца к сыну. Хотя приёмы передавались через непосредственное наблюдение за старшим Кузнецом, само магическое искусство передавалось чародейным образом. «Знание» являлось молодому Кузнецу в кузнице как голос и видение, и только после он считался Знатком и получал право на самостоятельное занятие ремеслом.

Кузнец тоже вступал в договор с Иной силой, но не с Лешим и Водяным, а с существами много опаснее — с бесами. Такой бес мог оказаться у него в подмастерьях, или, напротив, стать заказчиком работы. Считалось, что именно Кузнец мог отличить беса и ведьму от обычного человека. Когда в кузню приезжали на лошадях, чтобы подковать, то Кузнец видел, что бес приехал на ведьме и мог потом на эту ведьму показать.

По поверьям, бесы ездили вместо коней на самоубийцах, опойцах (умерших от запоя), утопленников и удавленников, а также на ведьмах (причём на последних — не только после их смерти), а Кузнецы — могли их разоблачить.

Кузница играла роль мужского клуба, там собирались мужики не только, чтобы наточить плуг или подковать коня, но и для других мужских дел. Но женщины кузню обходили стороной, считая, что там «манят бесы». Считалось, что «шуликуны» (бесы, которые выскакивают из воды на Коляду), связаны с кузницей — шиликуны, по поверьям, являлись в остроконечных железных шапках, верхом на железных конях, из глаз и изо рта у них пылает огонь. Эти бесы опасны именно для женщин, девушек и детей, которых они уносят в прорубь, если те не очертятся во время гаданий.

Так с тех пор по-другому отношусь к Кузнецам. До этого думала, что это просто здоровенные дяди. А для вас, друзья мои, припомнила ещё разговоров о Коновалах. Читайте дальше, да узнавайте.

Благодарю тебе, баба Катя, за терпение и мудрость! Внучок-то у меня подрастает! Готовлюсь.
Всякая работа мастера хвалит. Не кует железа молот, кует кузнец!

На благо!