Тайна: мужская магия

Мужская магия Мельника

— Все перемелется, мука будет, — утешала меня Баба Катя, когда я прибегала жаловаться на какие-то свои детские обидки. — То и счастье, что иному вѐдро, иному ненастье. Давай-ка про Мельника тебе расскажу, хочешь знат, внуцка?

Конечно, я хотела! Вот что помню из тех рассказов.
Мужская магия мельника

— Как без мельницы прожить! Тако ж без Мельника мука не смолется. Сначала у нас строили водяные мельницы, а потом и стали ставить и ветряные. Постройка выходила дороже, а помол всё же получался тоньше, и перерыва на ледостав делать не надо. А у нас на Севере, сама знаешь, это время с ноября по май.

Но водяные мельницы продолжали молоть. Мельником чаще был хозяин мельницы, реже — наёмный работник. Мельник — хозяин мельницы считался богатым, стоял на вершине власти в деревне. Так говорили: «Деньги есть — дак мельницу строй». Но самое главное — Мельник получал власть над хлебом. Как говорится, без денег проживу, без хлеба не проживу.

Другое дело — пришлый Мельник. Нанимали опять же инвалидов, стариков, захожих чужаков, согласных работать за самую маленькую плату. Получалось, что один Мельник был главным богачом на деревне, а второй — мог беднее всех. Но вот что скажу: все, кто магией владеет, выше мирян! Их одинаково уважали, боялись, считали знатками, признавали за ними особую силу.


Владение тайными знаниями было обязательным для любого Мельника. И это не то, как устроена мельница, куда что засыпать и как следить за рабочими частями — Мельник должен знать и уметь уговорить Лешего и Водяного себе на помощь.

Леший, в случае слабой магии у Мельника, являлся тому в виде «долгого», или «большого», или «сильного» ветра, срывая у него шапку и ломая мельничные крылья.

Водяной (предпочитавший облик огромной рыбы в мельничном пруду — налима, щуки, сома) или даже чёрного кота, насылал на мельницу мелких духов, которые вредили и портили помол.

Знаете таких?

Ичетик — мохнатый человечек со всклоченной шевелюрой, Шишига — вид водяной кикиморы, которая любит отдыхать на мельничном колесе. Присутствие духов проявлялось невнятными голосами, стуком, шепотом, дуновениями ветра, и даже — касаниями тех смелых, кто приходил на мельницу.

Магия Мельника состояла в том, что он должен был заключить тайный договор, подкреплённый жертвоприношениями. Некоторые считали, что Мельник приносит в жертву сало, хлебные крошки, мука, масло, зерно, другие считали, что, когда Водяной требовал человеческую жертву, то Мельник должен был согласиться на то, чтобы в мельничном пруду утоп кто-нибудь из местных. Жертва могла быть принесена непосредственно в обряде и в отложенной форме в виде «завета» — обещания. Такие поверья, конечно, порождали страх перед Мельником и открытые наветы в случае гибели животных или людей у мельницы.

Любопытно, что вера в тайные жертвоприношения Мельника связывали с его богатством: «Больно много ребят на его мельнице потонуло. Дак тоже говорили: заветы будто клали мельники. Мельница чтоб стояла, а люди тонули. Раньше мельница была у хозяев богатых. А им денег жалко было. И вот, чтоб плотину не сносило, хозяин говорит Водяному: «Возьми сколь людей, чтоб только мельница стояла... Потонет человек если на мельнице, дак и опять вспоминают: “Вот, это богач сделал, моего ребенка взял. На мельнице двенадцать человек обещал мельник этот. Люди тонули да тонули». Также считали, что гибель животных в деревне объясняется последствиями «завета».

Вот ещё поверье: на месте мельницы нельзя стоить дом. Вот так говорили: — Там раньше мельница была. А потом мама там дом поставила. Дак там всё неладно шло: то корова кончится — скотина не велась. Потому что на месте мельницы нельзя ставить дом.

Сильные Мельники утверждали, что в их власти уничтожить все окрестные плотины и мельницы, коли что будет не так. Ходили слухи, что будто, когда жернова пойдут не так, он спускался вниз и подолгу с кем-то громко разговаривал.

Вот что интересно, было и представление о том, как Мельник может получать пользу от своей силы. Знающему Мельнику платили много, но его сила могла пропасть, если он нарушал честный расчёт при обмене зерна на муку. Если Мельник обманывал, обмеривал, брать себе больше оговорённого. В этом вижу важное правило — честно использовать свою особую силу.

Благодарю тебе, баба Катя! С тех рассказов о Мельнике теперь всё время думаю: «Чем расплачиваются люди за богатство?». И мысль эта во многом определила моё отношение к богатству и способу его получения. Как говорится, не боится мельник шуму, им кормится.

На благо!