Тайна: Символы безсмертия — как мы единимся с Предками?

Символика обращения к ушедшему в Навь



О почитании Предков в славянской культуре известно немало. Прежде старались не забывать своих родственников – любых, хоть живых, хоть мертвых. Считалось так: от того, насколько у человека крепка связь со своим родом и с Богами-Прародителями, зависит нынешнее и будущее благополучие.

Так что же лежит в основе связи между живыми и мертвыми? Почему так важна была ритуальная культура? В двух словах тут не ответить. Я предлагаю обратиться к символике похоронно-поминальной обрядности, и через нее постараться понять, как мыслили наши предки. Конечно, в одном материале не уместить все обычаи и порядки, связанные с проводами в последний путь. Тем более что в разных местностях они отличались. Остановиться хочу на том, что должно было облегчить переход душу загробному существованию.





Самое первое, что нужно вспомнить — смерти не страшились. Скорее, она была неотъемлемой и неотвратимой часть жизнью. Эта догадка отражается даже в народном творчестве:


Двух смертей не видать, а одной не миновать.
День за день, а к смерти ближе.
Сколько ни ликовать, а гроба не миновать.


Такое воззрение на смерть телесную подкрепляло убеждение о безсмертии души. Переход в Навь знаменовал для нее начало новой жизни, вечного существования:


Тело в тесноту, а душу на простор.
Тебе, телу, во земле лежать, а мне, душе, на ответ идти.


При этом связь с ушедшими в Иной Мiр не обрывалась безвозвратно. Оставалась возможность общаться со своими Предками. Это сейчас только в поминальные дни принято вспоминать о тех, кто «за чертой». А прежде к Дедам обращались во многих случаях, к примеру, когда нужно было заручиться поддержкой и защитой своего рода.






Традиция оплакивать умершего

Приходилось ли вам слышать о погребальных плачах и причитаниях? Тоской от них веет и беззаветной грустью. А еще утраченной стариной, ведь упоминание об этой древней традиции встречается все реже и реже. Однако предавать ее забвению не следует. Когда-то этот обычай был важнейшей частью погребального обряда. Без него нельзя было обойтись, и нес он в себе глубокий сакральный смысл.

Похоронно-поминальные причитания стали отголосками древних традиций погребения, когда принято было готовить краду, устраивать пиры и ритуальные состязания. Позже христианство наложило запрет на большинство обычаев. Не стали сжигать покойных, перестали возводить курганы, да и само прощание претерпело изменения. Оплакивание умерших шло вразрез с воззрениями духовенства, потому и забылось оно постепенно. Лишь в отдаленных селениях долгое время жила эта традиция, особенно на Русском Севере и в Заволжье. Так в чем состоит ее значимость?




Похоронный плач и причитания

Похоронный плач и причитания – это словесное выражение скорби, тоски по ушедшему, печали, душевной боли и страданий. Мелодичное песнопение льется, вызывая горючие слезы и заставляя прочувствовать горе, которое только можно испытать от потери близкого человека. Плачеи и вопленицы заводили плачи при выносе покойника за порог дома, на могиле, за поминальным столом. Пелись они от лица вдовы/вдовца, детей, родителей и других родственников. Обращение в причитаниях шло к самому покойному, к родственникам, соседям, другим вдовам/вдовцам. Неудивительно, что погребальных плачей насчитывалось множество:



1. По матери

Убралась родима матушка.
Осталось двѣ дочери голубушки –
Холодны и голодны.
Остались онѣ отъ родимой матушки,
Малешеньки онѣ и глупешеньки,
Не во полноемъ во дѣвичьемъ возрастѣ.



2. По отцу

Какъ я стала по утру ранешенько,
Пришла не радостная вѣсточка,
Не радостная вѣсточка, не веселая:
Нѣтъ во живности родителя батюшка.



3. По мужу

На кого ты, милый мой, обнадеялся?
И на кого ты оположился?
Оставляешь ты меня, горе горькую,
Без теплова свово гнездышка.


Тех, кто не причитал не похоронах, обсуждали и обсуждали. А если кто-то не мог прийти попрощаться или был еще слишком мал, то приглашали плакальщиц и воплениц. За детей могла причитать родственница.






Поминальные плачи

Поминальные плачи исполнялись уже после дня захоронения на 3, 9 и 40 дни. Заводили их и на годовщину, и в годовые поминальные дни (вспоминаем Радоницу). В них прослеживаются традиционные мотивы и схожесть текстов, даже если составлялись они в разных местностях и в разное время:


Попрошу я, сиротинушка,
Как тебя, да родитель-матушка,
Заломи-ко ты заломочку
На пути, да на дороженьке.
Как уж я-то, да сиротиночка,
Как уж я-то порастоскуюся,
Как приду-то на заломочку,
Поговорю да с родитель-матушкой.

Ды по сегоднешному деницьку
У ж(и) ко теби, рожоно дитятко,
Дак приходил кормилец-батюшко...
Уж самы знаем, самы ведаем —
Нет кормилца света-батюшка...


Общий посыл похоронно-поминальных плачей сводится к тому, чтобы излить свои думы и ощущения от потери дорогого сердцу человека. Потому так много обращения к самому умершему:

Ты на кого меня, родитель, оставил, ты на чье большо великое желаньице?
Размилая моя, родна матушка! За что оставила меня сиротинкою на несчастие горе великое!
Родимый мой, батюшко! Что ты так крепко спишь, спишь не про̀снешься?


В последнем причитании звучит намек на пробуждение покойного. И это неслучайно. Мотив оживления покойника прослеживается у западных и восточных славян. А наибольшее распространение он получил у нас на Севере. Так, вопленица могла голосить:


Расколись-ко, мать-сыра земля,
Покажись-ко, гробова доска,
Гробова доска да тёсу белого,
Тёсу белого – пилёного!
Откройся, полотёнушко,
Покажись-ка, тело мёртвое,
Тело мёртвое, лицё блеклое!..


Конечно, эти примеры иносказательны. Ни одна плакальщица не чает совершить невозможное: оживить умершего человека. Для чего тогда произносится такое обращение? Прежде всего, они служат началом беседы. Считается, что так умерший скорее «услышит» доносящиеся до него слова. Ведь песня или причитание не заканчивается на паре фраз. Далее она плавно перетекает в рассказ о собственных заботах и тяготах:


Ты спроси да у победной головушки
Про мое да ты вдовиное живленьицо!


призыв поведать о житье в Ином Мiре:


…Поговори со мной, с любимой дочерью,
Уж расскажи-ко ты да про свое житье,
Уж про свое житье да про тамошно…


или просьбу передать привет ранее умершим предкам:


Может, встретисся там с моими родными,
Либо в подстижечку увидисся,
Или встрету с ними встретисся,
Так передай привет моим родным, знакомым.


Покойному сообщается, что прошло со дня его смерти, как меняется жизнь домочадцев. Звучит мольба не забывать своих родных, заступаться при случае и помогать. Иногда испрашивают совета, как поступить в непростой жизненной ситуации. Вот для чего мертвого сначала «оживляют», а потом ведут разговор о насущном.

Второй случай, когда «раскрывают» могилу, связан с приглашением погостевать. Тут речь идет не только об известных нам поминальных днях, но и о застольях. К примеру, из записей известно еще об обрядовом причитании невесты-сироты, которая обращалась к покойным родителям во время свадьбы:

Восстань, кормилец-батюшка, распечатай свои уста сахарные, попроси у Бога златы крылушки, прилети на свадебку, благослови!

***


Приглашение к столу и разделение совместной трапезы укрепляет связь с Предками. Покойных стараются задобрить, показать, что их не забывают и почитают. Одновременно показывается, что мир живых и мир мертвых разделены, пересекаться им без надобности не следует. Образы здесь, опять же, иносказательные, хотя порой отмечаются призывы к покойному показаться в виде живого существа. С этого места в другой раз и начнем.
На благо!