Тайна: магическая развилка

Лес, роща, рощение, боровина — что это?

Карсико — карельский обычай отмечать деревья, растущие около захоронения, вырубания или вырезания ритуальных деревьев-знаков. В Архангельской области тот же обычай называется «залазь», делается для того, чтобы обозначить дорогу душе умершего на тот свет и оградить живых от мертвых в этом мiре.

Без особой надобности в кладбищенской роще по традиционным понятиям северных жителей ничего трогать было нельзя, например, собирать ягоды или грибы, ломать ветки или рвать листву, рубить деревья. Особая надобность возникала при похоронных обрядах — обрубали сучья и вершины, делали зарубки на стволах или даже вырезали знаки, например инициалы покойного. Все это, как правило, — на хвойных деревьях.


Посмотрим в деталях, как делали карсико (залазь) около захоронений.

народная магия, магия развилки, развилка в магии, традиции захоронения

Исследователи отмечают, что старые захоронения под старыми соснами и елями направлены головой или ногами на само дерево.



Деревья вместо намогильных плит

Кладбище на юго-юго-востоке (около 500 м.) от дер. Надвоицы, в отдельной роще (сосняк с лиственным подростом), на возвышении среди полей, с песчаной почвой, на мысу, у воды (юго-западная часть кладбища). Средняя часть кладбища в роще на холме старая, вдоль по направлению канала с обеих сторон (с севера и юга) новые части на открытых участках, бывших полях. Ориентация могил по линии юго-запад — северо-восток, а также запад-восток (крест на восточной стороне).

Если на новых кладбищах восточного Выгозера (в дер. Вожмогора, Сенная Губа и Дуброво), кроме двух сосен с обрубленными ветками по дороге на кладбище Сенной Губы, деревья отмечались исключительно затесями на стволе, то на старом кладбище Надвоиц картина резко менялась: здесь обрубание ветвей становится преобладающей формой карсикко. Практически все крупные старые деревья (которых осталось немного) имеют следы обрубания ветвей.

Это говорит о том, что обработка дерева в ритуальных целях — очень давний обычай. В любом случае традиция затесывания ствола, не требующая таких усилий, как изменение формы всего дерева, сумела сохраниться дольше, дожив практически до нашего времени.

Свидетельством развитости традиции в Надвоицах являются и найденные на старом кладбище вырезанные на поверхности дерева инициалы покойного, что в своей основе восходит к родовым знакам, так называемым клеймам (известным, прежде всего, как знаки собственности). Сведения об умершем вырезались на ближайшем от могилы дереве, на котором делали отметки о годе смерти и ставили родовой знак или инициалы покойного.



Карсикко на щелье

Рядом с одним из северных кладбищ сделан целый некрополь из деревьев, растущих в большой расщелине в скале. По краям расщелины стоят семь старых толстых сосен с обрубленными с разных сторон ветвями на уровне 5-6 м., а на некоторых и до 8-9 метров над землей.

У одной из сосен была обрезана не только вершина, но и все вытянувшиеся впоследствии вверх толстые ветви. Внешне она походила на непропорциональную мутовку (старинный кухонный инструмент, прообраз венчика для сбивания). Практически на всех стволах сосен были разной величины и формы зарубки (кроме сосен, большой затес был сделан и в стволе толстой березы на краю расщелины), некоторые из них довольно старые, так как глубоко заросли в стволы деревьев.

Особенно сильно была изрезана самая старая, не менее чем 200-летняя сосна в центральной точке изгиба расщелины на высоком ее краю. Крона ее была видна с дороги, ведущей на кладбище. На стволе сосны было несколько «дупел», глубоких отверстий и щелей.

Со стороны кладбища между двумя «щелями» была сделана сплошная зарубка или затес шириной около трети ствола. В этом промежутке, а также выше и ниже этого места на стволе обнаружено 13 гвоздей, некоторые из них кованые. Здесь же в ствол было утоплено толстое кованое железное кольцо.




народная магия, магия развилки, развилка в магии, традиции захоронения

Место принесения даров

Откуда такое количество старых карсикко? Можно предположить, что впечатляющий разлом в скале и образовавшийся на этом месте подземный грот могли восприниматься жителями как некое «нечистое место». В этом случае карсикко выступало бы в функции охранителя «нечистого», а некогда, может быть, и обозначения «священного» места.

В пользу последнего предположения косвенно говорит то, что на нескольких старых соснах и прежде всего на центральном дереве — сосне на гребне расщелины над всеми ее «щелями» и «дуплами» были обнаружены подпалины в коре и на поверхности зарубок.

Это говорит о том, что в углублениях стволов жгли восковые свечи. Таким образом, можно предположить, что здесь находилось место моления или принесения даров.

По поводу жертвоприношения в расселине скалы имеется примечательное свидетельство XVII в. из дер. Боранова Гора прихода Яккима (Северо-Западное Приладожье). Все жители деревни, как говорилось в судебном документе 1675 г., ежегодно на Петров день собирались на высоком холме, куда приносили приготовленное загодя пиво.

Там варилась молочная каша, а вместе с ней куриное яйцо, после чего кто-нибудь забирался на дерево и кричал, призывая на обед «бесов». «Когда все принимались есть, кто-то один доставал яйцо поварешкой из котла и опускал его в расщелину или овраг, бывший на холме и обычно служивший местом жертвоприношения».



Ещё раз про ель и можжевельник

Интересно, что в карельских похоронных причитаниях часто говорится о еловых лесах, в которые относят умершего, но сосновые боры не упоминаются. Ельниками были многие старые кладбища ухтинской Карелии, района Панозера, Тунгуды, Ребол, Сямозера и т. д.

Выбор еловой рощи для устройства кладбища практиковался и за пределами Карелии. Помимо того, в разных местностях Карелии на территории поселений сохранялись отдельные группы или одиночные старые ели, многие из которых были елями-карсикко. Как правило, это были «родовые деревья», почитаемые отдельными семьями.

Один из показательных примеров календарного жертвоприношения дереву связан с вывешиванием изодранных в праздничных состязаниях рубах на вершину старой ели в дер. Лошке в Средней Карелии.

Путешествовавший в начале XIX в. по Восточной Финляндии немецкий историк Ф. Рюс отмечал в своих мемуарах 1827 г., что жертвенные ели есть почти у каждого дома в лесных районах Карелии.

В нескольких километрах от севернокарельской дер. Вокнаволок, на месте бывшей дер. Чена, стояли еще в 1990-е годы три старые ели. Они носили название Шоп kuuset — «Ели Укко», языческого верховного бога карел.

При постройке дома в Виитасаари в центральной Финляндии была посажена ель, от состояния которой зависело благополучие большого рода. Ей, в присутствии всего населения деревни, приносились ежегодные жертвы. Падение ветки с верхней части дерева предрекало смерть одного из старших членов рода.

«Погребальная» семантика ели, вероятно, имеет глубокие исторические корни, что подтверждает сравнение с верованиями родственных карелам народов: по представлениям угров, ель была деревом нижнего Мiра.




обряды магии

Дерево покойного

До настоящего времени у северных славян сохраняется традиция высаживания искусственно сделанного дерева с развилкой на могилах, в ногах покойного. Как правило, на могилу сажают молодое дерево, обламывая при этом верхушку. В результате, через несколько лет, на месте погребения вырастает дерево с двумя вершинами. Рядом с деревом устанавливают крест или памятник.

Говоря о погребальном обряде, невозможно не отметить тот факт, что до недавнего времени многие народы Сибири и Дальнего Востока придерживались обычая захоронения покойников в развилке дерева, подвешенными на ветвях деревьев или на оборудованных помостах.

Например, орочи умерших новорожденных детей оставляли «в развилке сучьев березы» в долбленом гробу, которому придавали форму утки. Удэгейцы хоронили мертвых детей в долбленых, завернутых в бересту гробах, которые помещали в разветвлении деревьев — они считали, что если предать ребенка земле, то у матери больше не будет потомства. Нанайцы, отправляя на мифическое родовое дерево младенцев, умерших до одного года, заворачивали тело в бересту и укладывали его на навес, который устанавливали в развилке ветвей. Умерших якутских шаманов также подвешивали в гробу-колоде на развилину шаманского дерева — лиственницы.

Вам показались такие похоронные обычаи странными? Между тем, у славян сохранились воспоминания подобного места захоронения – повыше, на дереве, поближе к Предкам на небесах. Именно теми же символами объясняют поднятие огненного Солнца вверх на кологодных солнечных праздниках.




народная магия, магия развилки, развилка в магии, традиции захоронения

Погребение рядом с деревьями

В любом случае, дохристианские представления о захоронениях у славян связаны с деревьями. Старинные записи иноверцев отмечают: «Своих умерших они хоронят в лесах и полях с различной ворожбой и подношениями для отвода злых духов».

Погребение за пределами церковной ограды вызывало нарекания и со стороны русской церкви, особенно в недавно окрещенных землях. 25 марта 1534 г. новгородский архиепископ Макарий отправил служителям церкви, а также «в волости, села, погосты» Вотской пятины грамоту об искоренении язычества, где писал: «Здесь мне сказывали, что деи в ваших местех многие христиане, мертвых деи своих они кладут в селех по курганом и по коломищем с теми же арбуи, а к церквам деи на погосты тех своих умерших оне не возят съхраняти...»

Для исправления иерарх послал священника Илью, который должен был заново окропить святой водой православных и их жилища и храмы и проповедовать православие. Детям же боярским владыка «те скверные молбища велел разоряти и истребляти, огнем жещи», но и его приемник архиепископ Феодосии в 1548 г. вновь столкнулся с теми же проблемами: «мертвых деи своих они кладут в лесех по курганом и по коломищем».

По археологическим данным курганная культура стала трансформироваться под влиянием христианства еще в конце XII-середине XIII в. Но на северо-западе Новгородской земли древние кладбища функционировали и в XV-XVI вв., пока церковь не занялась всерьез ликвидацией оставшихся курганов и не тронутых ею до сей поры коломищ — грунтовых и жальничных могильников близ деревень. Впрочем, в старообрядческих поселках курганные захоронения, имитировавшие жилой дом, бытовали вплоть до XVIII столетия.

Сохранялась и ранее упомянутая традиция захоронения в лесных массивах. Так, Т.А. Бернштам отмечает, что кладбища на Руси везде располагались на возвышенных местах в рощах, «отчего и древние (заброшенные) могильники, и поздние кладбища назывались лес, роща, рощение, боровина».


Мы посмотрели, как растущие деревья использовались для общения с Иными Мiрами. Перейдём к рассмотрению развилки, которая «встроена» в тело человека — а именно, расставленные ноги.
На благо!