Тайна: что вы знаете про встречу пяти на Перекрёстке?

Наивна ли и проста народная магия?



Эта тайна посвящена огромному, как вселенная, магическому событию — встрече пяти в ночь с 31 октября на 1 ноября. Что за событие такое?

Назову сейчас пять Имён: Велес, Белобог, Чернобог, Макошь и Морена. И три магических атрибута: перекрёсток, муравейник и ель. И важное понятие — «место силы». Всё это, объединённое в пространстве и времени, создаёт для Ведающего возможности для великого духовного служения. Постепенно открою тайну для Вас, пришло время.

Перво-наперво — о том, где происходит это великое событие, по сохранившимся преданиям.

Считается, что встреча Пяти проходит в чудесном месте силы — на перекрёстке трёх Мiров. Каждый перекрёсток в Явном Мiре в эту ночь становится отражением этого чародейного перекрёстка, дверью в Иномiрье.




народная магия, велесова ночь, встреча пяти

Что такое места силы?

Почему они вообще почитались? Потому что мышление у наших предков было не научным, а природным, многомерным. Признание того, что существуют Иные Мiры, было положено в основу мiропонимания, это просто не обсуждалось, а признавалось, как данность. И, коли есть иные Мiры, то они соприкасаются. Не везде, а только в некоторых «местах силы». Это, прежде всего, порождения Природы — священные рощи со старовозрастными деревьями, горы (особенно мягкие холмы, называемые в народе «красной горкой»), реки, которые почитались границами между Мiрами; пещеры, из которых время от времени выходили неземные существа.

Народную магию, если уж творили за пределами дома, предпочитали на местах силы, потому что здесь — прямое соприкосновение с силами Иных Мiров.



Муравейник? Причём здесь он?

Особым местом силы, где сходятся Иные Мiры, всегда считался муравейник. Почему? Это настолько распространённое представление, что посвящаю этой теме отдельную статью этой тайны о природной народной магии.



Почему места силы так притягательны?

Места силы — это места, где человек может встретиться со сверхъестественными явлениями и существами, получить новые силы и знания, иль, напротив, вспомнить то, что составляет его родовое наследство.

По сути — возвыситься над обыденным, признать в себе самом божественную иномiнирную часть, соединиться с природой. Что, как знают Потворники нашего Училища, и означает творить народную магию.



Человек тоже создаёт место силы!

Удивительно, но все придворовые постройки и сооружения считались местами, где происходит соединение Мiров. В банях — рожали, готовились к переходу в другой род, гадали и посвящали в знатки. Об этом можно почитать тайну о бане. В гумно и овинах — проводили обряды гадания, а на пасеках — обряды благополучия. Существует целый пласт заговоров и обрядов, помогающих хозяйствовать. Об этом тоже можно почитать особо.

Все распаханные поля были огромными святыми площадками, где ритуальными действиями творили магию благополучия.

Места захоронения ушедших в Навь становились распахнутыми воротами в другие Мiры. (Почитайте тайну Путешествие Души в загробный мир).



Да и в самом доме неизменная русская печь, с её гостеприимным горнилом являлось местом, в котороv можно было вымыться и «стать другим человеком».

Ещё одно важное — восприятие рожающей женщины как «врат между Мiрами». На этой чародейной силе построена большая часть народной славянской магии. Об этом можно узнать в тайне о пронимальной магии (предупреждение — тайна по особому доступу, где желающий может изучать славянскую северную магии глубоко).



народная магия, велесова ночь, встреча пяти

Почему перекрёсток — место силы?

Почему в нашем народе перекрёсток обозначал особое место? Таковым считался перекрёсток двух или трёх дорог. Даже в сказках дом Бабы Яги стоит на «перекрёстке трёх дорог».

Напомню, как пишет об этом Ольга Боянова в книге «Магия славянских Рез Рода»:

— Долго ли коротко ли нёс на своей спине Свида, лесной дух, мальчишку, тому уж почти всё равно стало. Чудилось ему, что и ногами-то его конь уже земли не касается, а несётся поверху. Хотя топот всё время слышен был. Бум-бум, бум-бум. Замёрз, устал, а тут новая неприятность. Плюхнул конь со всего размаха в реку Вагу да поплыл через стремнину на другой берег. Выскочил, тряханул мокрой гривой по лицу парнишки, промчался ещё вглубь леса. У того в который раз перед глазами круги закружились, руки-ноги совсем ослабли.

Вдруг конь встал, как лист перед травой, топнул передним копытом — и исчез, как не было! Хоп! Свалиться с высоты лошадиной спины не шибко приятно, но тут у Наследника даже облегчение настало: «Живой!

Холодно, трясёт, зуб на зуб не попадает, но живой. Значит, не пропаду!»

— Живой ты, говор-р-ришь,— насмешливо каркнул ворон с ветки древней сосны.— Не говори гоп, пока не перепр-р-рыгнешь! Кар-р-р… кар-р-р.

И парнишка с неприятным изумлением осознал, что он понял слова зловещей птицы.

Оглянулся мальчик по сторонам. Вокруг тёмный лес. Направо голову повернул — глядь, стоит возле него мужик. Высокого роста, лицо вроде ничем не приметное, самое обыкновенное, только очи крупные, пронзительные. — Иди за мной,— и двинул вперёд по извилистой тропинке. Мальчишка хоть и устал, но зоркий глаз не потерял.

— Так, со спины вижу, что мужик вроде и в годах, а походка лёгкая. Ступает с пятки на носок, как бывалый путешественник. Одежда, как у пастуха, да и бич знатный на поясе привешен. А рожка пастушьего нет. Как же он с Лешим-то договариваться будет? И где его стадо? А куда он меня ведёт?

— Тебе, паря, туда. Видишь, скит лесной показался? Ну, встретимся! — хлопнул странный пастух мальчишку по плечу и, пока тот всматривался в три деревянных домика, огороженные частоколом, отошёл на боковую тропинку и скрылся за поворотом.

Подошёл парнишка поближе, дивится — три деревянных домика стоят на перекрёстке трёх дорог. Подошёл к калитке поближе.

— Так-так. Кто это у нас в гостях? — открылась калитка, брякнув лосиным черепом, посаженным на один из кольев, и седая старуха зыркнула на парнишку, почему-то принюхиваясь большим носом.

— Здравия тебе, бабушка! Сначала в баньке попарь да угости, потом и вопросы задавать станешь!

— Ишь какой, правила знает! Ну, заходи.

Против ожидания, бабка больше не ворчала, позаботилась о парнишке, сводила в баньку. Как вышел, посадила около большой печки перед блюдом с тёплой душистой кашей и кринкой молока и ушла, слова худого не промолвив.


Как видите, даже в этом маленьком отрывке видим место силы — «тёмный лес», в который принёс мальчика лесной дух. Причём, чтобы в него попасть, нужно было пересечь рубеж между Мiрами — реку. Герой сказки встречает зловещего ворона и некого «пастуха», который показывает ему на перекрёсток трёх дорог. А там поджидает нашего героя бабушка, в которой мы узнаём Бабу Ягу. Дальше уж действие разворачивается самым неожиданным образом, но вернёмся к обсуждению мест силы.





Любое место силы — это средоточие, перекрест, соединение в одной точке пространства и времени, тех сил, которые выходят за рамки будничного, становясь, по сути магическими, сверх обыденными. И, кстати, крест — важная магическая фигура и оберег, не имеющий отношения к христианству, а прямо объясняющий нам возможности народной магии. О славянских крестах можно почитать здесь.

Потому — и использовали наши предки перекрёсток как сильное магическое место, об этом — в другой статье этой тайны.



Оказалось, невозможно раскрыть тему о «встрече Пяти» без представлений о местах силы, муравейниках, дереве ели и перекрёстках. Читайте следующие статьи этой тайны.
На благо!